Лотта ван дер Лан
Чтобы стрелять, лук должен быть натянут, говорили мне вчера. Но счастливое время, когда он натягивается сам собой, когда хватает веры и смысла, очень уж быстро заканчивается.

А дальше начинается пустыня.

И, кажется, ждать, когда пустыня закончится, а смысл вернётся, совершенно бесперспективно. Может быть, он придёт в процессе, если не сидеть сложа руки. Вот только всё чаще мне приходит в голову жутковатая мысль, что ничего не остаётся, кроме как делать всё так, как будто на самом деле он, этот смысл, у меня есть. А ещё — что, возможно, все, кто что-то делает, только так и живут.

Раньше я любила осень. А сейчас мне страшно.

Впрочем, когда после нескольких месяцев разлуки, после страхов, что люди уйдут вместе с отмирающим, неотвратимо уходящим в прошлое куском жизни, после стремления избегать их, чтобы это не было так болезненно, всё-таки встречаешься со старыми друзьями — и понимаешь, что нет, они всё так же друзья, всё так же на одной волне, всё так же рядом, хоть и многое изменилось, это очень радостно. И очень больно.

Время вообще мучительная штука. Особенно если не позволять себе забивать голову любой ерундой, только чтобы не думать о нём.

Господи, помоги нам всем взять у тебя хоть немножечко счастья...